20 цитат из «Государя» Никколо Макиавелли

Книга одинаково интересна сторонникам монархии и республики, жестокосердным деспотам и мягкотелым либералам, профессионалам и дилетантам, демократам, патриотам, космополитам и вообще — всем кому угодно. Нетрудно предсказать и будущее удивительной книги: Причем — о самых сокровенных ее пружинах, тех, что прячутся в самых отдаленных тайниках человеческой души. Простые, всем и любому понятные истины из тех, что именуются прописными Макиавелли преподносит бесстрастно и бесхитростно, с первой же страницы подкупая читателя открытостью и откровенностью: Я не заботился здесь ни о красоте слога, ни о пышности и звучности слов, ни о каких внешних украшениях и затеях, которыми многие любят расцвечивать и уснащать свои сочинения, ибо желал, чтобы мой труд либо остался в безвестности, либо получил признание единственно за необычность и важность предмета. Я желал бы также, чтобы не сочли дерзостью то, что человек низкого и ничтожного звания берется обсуждать и направлять действия государей. Как художнику, когда он рисует пейзаж, надо спуститься в долину, чтобы охватить взглядом холмы и горы, и подняться на гору, чтобы охватить взглядом долину, так и здесь: Писатель хорошо знает их пороки и слабости.

Макиавелли – личность, философия, творчество.

Тут нет ничего удивительного. Макиавелли писал его вовсе не для прославления демократических и республиканских ценностей, не для апологии права и гуманизма. Дальше разговор будет идти в основном о ней.

но «если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Между тем, по Макиавелли, значительная часть доблести состоит в том, чтобы не.

Все проекты Никколо Макиавелли - известен нам главным образом как автор знаменитого сочинения"Государь. Макиавелли полагал, что для упрочения государства допустимы любые средства: Ниже тезисно изложено его мнение по одному из рассматриваемых в книге"Государь" вопросов. Говорят, что лучше всего, когда боятся и любят одновременно, однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх Люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы если не приобрести любовь, то хотя бы избежать ненависти.

Государю должно остерегаться посягать на чужое добро, ибо люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества Но, когда государь ведёт многотысячное войско, он должен пренебречь тем, что может прослыть жестоким, ибо, не прослыв жестоким, нельзя поддержать единство и боеспособность войска. Итак, возвращаясь к спору о том, что лучше:

Наемная армия опасна нерадивостью, союзническая — доблестью и отвагой. Злодейская форма завуалирована величием и душевной широтой, способность на которую у противников добра к сожалению отсутствует. Чтобы меньше вреда приносили обиды — их наносят много и часто. Благодетельность становится эффективной долгие лета, если ее растянуть по времени и в пространстве.

Горе будет тому, кто умножает чужое влияние, которое достигается силой и деньгами. Поэтому тупое служение идолу ведет к предательству, недоверию и казни.

Если систематизировать суждения Макиавелли, то его философия управления приобретает вполне Страсть к приобретению и страх потерять. . Между двумя полюсами — желаемым и действительным — возникает опасное Принцип относительности управления гласит: выбор средств соотносится с.

Основной его вывод гласит: Поэтому главным помыслом, заботой и делом правителя должны стать армия, вооруженные силы. Второй — страх перед ним. Что эффективнее и надежнее? А чтобы сохранить престиж власти, следует любые действия прикрывать нравственными и религиозными добродетелями. Как видим, и догматы христианства, считал он, также следует оценивать, исходя из их земной полезности. В известной мере это так.

Рейтинг топ блогов рунета

Наиболее известное сочинение Никколо Макиавелли - , которое разными переводчиками переводится как: Макиавелли считают, что это одно из первых в европейской истории технологическое! Приведём два из них: Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими. Но, имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочёл следовать правде не воображаемой, а действительной - в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности не знавал и не видывал.

И если начальный гневный протест (скажем, Поула или Жантийе [4]), скорее всего, .. Они одинаково чувствительны и к страху, и к любви, они преклоняются и перед .. Нужно научиться выбирать между ними и, сделав выбор.

Государь Никколо Макиавелли Макьявелли, итал. ; 3 мая , Флоренция - 21 июня , там же - итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель занимал во Флоренции пост государственного секретаря , автор военно-теоретических трудов. Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств, что выразил в прославленном труде"Государь" , опубликованном в году.

Никколо родился в деревне Сан-Кашано, рядом с городом-государством Флоренция, в году, и был вторым сыном Бернардо ди Николо Макиавелли , адвоката, и Бартоломмеи ди Стефано Нели Его образование дало ему полное знание латинской и итальянской классики. Макиавелли жил в беспокойную эпоху, когда Римский папа мог обладать целой армией, а богатые города-государства Италии попадали один за другим под власть иностранных государств - Франции, Испании и Священной Римской империи.

Это было время постоянных перемен союзов, наёмников, переходивших на сторону противника без предупреждения, когда власть, просуществовав несколько недель, рушилась и сменялась новой. Возможно, наиболее значительным событием в череде этих беспорядочных переворотов было падение Рима в году. Богатые города, вроде Флоренции и Генуи, перенесли примерно то же, что и Рим 12 столетий назад, когда он был сожжён армией варваров-германцев.

В году Флоренция восстановила Флорентийскую Республику и изгнала семью Медичи, правителей города в течение почти 60 лет. Макиавелли был включён в Совет, ответственный за дипломатические переговоры и военные дела. С до год он был свидетелем эффективных градоустроительных методов солдата-церковника Чезаре Борджиа, чрезвычайно способного военачальника и государственного деятеля, целью которого в то время было расширение его владений в центральной Италии.

17 правил успешной стратегии от Никколо Макиавелли

Макиавелли дали жизнь современной социологической теории элит В. Миллс и повлияли на автора теории менеджерской революции Дж. На него как авторитет и предтечу ссылаются теоретики бюрократии М. Михельс , постиндустриального общества и политического прогнозирования Д. Специалисты упоминают четыре принципа Н.

Кому неведомо всегдашнее несоответствие между тем, что человек ищет Любовь и страх не могут сопутствовать друг другу, и если выбирать из этих.

Однако не устарел и не изжил ли себя макиавеллизм в условиях современного общества? Попытаемся разобраться в основных принципах Макиавелли, а также их применимости в отечественной бизнес-среде. Но одно дело применять манипуляцию в условиях войны пусть даже с конкурентами , и совсем другое — в мирное время. Об этом, по ее словам, не следует забывать в случае проявления агрессии с противоположной стороны: Неэтично ударить человека первым, но нанести удар, защищая себя или своих близких, — не только этичный, но и единственно правильный вариант.

Это очевидно при физическом нападении, так почему же при войне в переговорах или социальном взаимодействии должно быть как-то иначе? Другой вопрос — цели и методы. Безусловно, не обладающий авторитетом руководитель представляет собой не твердое, а пустое: Разумеется, все это верно, но как же добиться железного авторитета в глазах подчиненных?

Обещания Достаточно противоречивым является изложенный итальянским мыслителем принцип о том, что выполнение обещаний отнюдь не является обязательным для государя. Но применимо ли это в современной деловой среде?

Принципы Макиавелли: работают ли они сегодня?

Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности.

Ибо дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время. Кроме того, люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.

И если иногда можно заметить, говорит Макиавелли, человека, который перестает Между желаниями людей и способностью получить желаемое лежит поэтому если уж придется выбирать, то надлежит выбрать страх» [2 , c.

Подобно нынешним временам, то были годы турбулентности, годы переворотов и сдвигов, ставивших под сомнение традиционные формы легитимности. Макиавелли, однако, заботит то, что с этим связаны определенные издержки. Государь должен бдительно следить за тем, чтобы с языка его не сорвалось слова, не исполненного пяти названных добродетелей. Пусть тем, кто видит его и слышит, он предстает как само милосердие, верность, прямодушие, человечность и благочестие, особенно благочестие.

Все это было написано в эпоху, когда такой феномен общественной жизни, как СМИ, еще напрочь отсутствовал, но это не помешало итальянскому мыслителю предвидеть колоссальный эффект телевидения, одна из задач которого с приходом массовой политики заключается как раз в том, чтобы изображать отъявленных циников в виде смиренных агнцев. Объясняется это фатальное тяготение народовластия к хаосу некачественной от рождения природой человека: Но делать это он рекомендует так, чтобы не страдала свобода.

Кстати, такой подход очень раздражал современников: У демократии есть еще один плюс: Кстати, так было не везде: Макиавелли, при всем его уважении к той роли, которую в политике играет личность, протестует против ее избыточного превознесения: Соответственно, коллективная воля менее подвержена промахам и просчетам, чем единоличное правление.

Макиавелли продолжает свою мысль:

Так говорил Макиавелли: о власти, лидерстве и технологии управления

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Риманье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обвинений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица.

не обязательно быть добродетельным в выборе между любовью и страхом. Важна цель, а не средства ее достижения, Если правитель добивается Следует заметить, что уроки Макиавелли не прошли бесследно для.

И все лучшие умы стояли на стороне этого нового поряд — ка и видели в усилении государственной власти потребность времени. Боден проповедует абсолютизм и видит в усилении ко- ролевской власти единственный исход из междоусобий и неуря — диц, раздиравших Францию. Гвиччардини, выросший в демо- кратической Флоренции, является самым страстным врагом народного правления и требует, чтобы государственная власть на — ходилась или в руках сильной и могущественной аристократии, или в руках монарха; он прямо заявляет, что если бы ему при- шлось выбирать между демократией и монархией, он бы предпо — чел последнюю.

Макиавелли видит в усилении и сосредоточении государственной власти единственный якорь спасения для несча — стной Италии; говоря об испорченности своего отечества, он ука — зывает на Испанию и Францию, где эта испорченность смягчает — ся тем, что во главе этих государств стоит сильное правительство; в разрозненности Германии он признает ее бессилие и хвалит го — сударственный строй Франции, в которой королевская власть сдерживает властолюбие дворян и поддерживает в стране мир и спокойствие.

В Ломбардии, Неаполе, Романье и Папской облас — ти лишь князь, по его мнению, в состоянии поддержать порядок, а Италию лишь военная диктатура может спасти от ужасов инос — транного владычества. Во Флоренции условия политической жиз — ни таковы, что в ней может упрочиться республиканский строй, но лишь под одним условием, а именно, если выступит мудрый и благонамеренный законодатель, который, проникнутый любовью к своему отечеству и чуждый всяких своекорыстных планов, возьмет на себя дело переустройства государства на республикан — ских началах.

Политические взгляды Макиавели

Мысль дня - Никколо Макиавелли о людях, любви и страхе Суббота, 09 Октября г. Психология великая вещь, но нынешние господа психологи и особенно психологи от политики все еще пытаются что-то там изобретать, философствуя и мудрствуя с экранов ТВ и в СМИ. Но на самом деле уже до них все сказано и все открыто. Еще в веке политик и философ Никколо Макиавелли в своей тоненькой книжке с названием"Государь" разжевал, и для политиков, и для простых смертных, всю сущность человеческого бытия и основы управления государством.

В делах государства если своевременно обнаружить зарождающийся Расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбирать страх.

Лучше старенький ТТ, чем дзюдо и карате: Ниже предлагается несколько понравившихся мне отрывков отрывки цитируются из книги без изменений. О качествах государя Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими. Но, имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной - в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знавал и не видывал.

Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру. Из чего следует, что государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности.

Если же говорить не о вымышленных, а об истинных свойствах государей, то надо сказать, что во всех людях, а особенно в государях, стоящих выше прочих людей, замечают те или иные качества, заслуживающие похвалы или порицания. Что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из перечисленных качеств? Но раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же - воздерживаться по мере сил, но не более.

Многим нужно будет выбирать между рос. и укр. гражданством. Александр Охрименко

Жизнь без страха не только возможна, а полностью достижима! Узнай как избавиться от страхов, нажми тут!